menu

Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец | творческий сайт и блог
Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец
творческий сайт и блог       russian | english
          Андрей Климковский - один из ведущих российских композиторов работающих в электронном музыкальном пространстве. Созданные им образы - "Музыка Небесных Сфер", "Звездное небо", "ALEALA" и "DreamOcean" стали классикой жанра получив известность как в России, так и за рубежом. Музыкант регулярно дает феерические живые концерты и сотрудничает со многими другими представителями российской электронной сцены, ведет популярное сообщество о синтезаторах и рабочих станциях, участвует в астрономических экспедициях и практикует здоровый образ жизни.
             

26 июля 2014 г.

История походов «Научный - Ялта» | 2010 год - Поход второй

          Так уж получилось, что Крымские времяпровождения 2010 года я описал день за днем (и ночь за ночью) довольно подробно - с фотокарточками и даже с видеозаписью концерта, который дал в Крымской Астрофизической Обсерватории 7 июля 2010 года. Но именно конццертом мои писания и ограничились - то, что случилось на следующий день, в летопись не попало. И это был именно второй поход из Научного в Ялту. Почему я до сих пор не описал это путешествие? почему не опубликовал снимки? - Наверное потому, что описание предполагалось длительным, трудным и все откладывалось на потом.

          Сегодня наконец настало то самое "Потом". И хочу, пользуюясь случаем сообщить всем, кто считает, что русское слово "Потом" синонимично испанскому "Хамас" (никогда), что это не всегда так. Бывает, хоть наверное и нечасто, что "Потом" вдруг случается. А потому будьте с ним начеку, ибо оно настигнет неожиданно, когда Вы о нем позабудете.

История походов «Научный - Ялта» | 2010 год - Поход второй

          В этом походе у меня окончательно забилась гигабайтная флешка моего фотоаппарата Olympus SP510-UZ по прозвищу "Ошибка зума" - именно к этой поездке в Крым фотоаппарат внезапно ожил и позволил случиться очень многим фотоснимкам, в том числе и походным. Но сие чудо не сделало его флэшку больше (а я напомню - больше чем 1 Гб для этого фотоаппарата флэшек не делают) и на весь поход ее не хватило. Благо, я был не единственным фотографом в этом приключении. И надеюсь, что следующим "поездом" на этом сайте причалит к перрону фотоотчет Елены Введенской, сделавшей так же очень много фотоснимков.

          Перед тем, как начать разговор о самом походе я не поленюсь привести ссылки на описание и фотографии крымских похождений и наблюдений звезд в дни предшествующие походу. Ссылка на полную видеозапись моего концерта в КрАО в том же числе:

          Мое хронологически-последнее повествование об этом выезде в Обсерваторию заканчивается словами:

          "И все же я, Наташа и Елена Введенская выбрались с телескопом на наблюдательную площадку. Там мы встретили Олега Бунжукова и он как более опытный любитель астрономии показал нам множество самых интересных и красивых небесных объектов, которые я сам наверняка не отыскал бы на небе.

          К сожалению долго пробыть на площадке не получилось - в 5-утра был запланирован подъем и нас ждало очередное горное приключение."

          И здесь мне приходится вновь признать, что планируя астрономические, музыкальные и туристические мероприятия я опять расположил 50 километровый горный поход на следующее утро после концерта, что лично для меня крайне не желательно по понятным медицинским причинам: На концерте я отдаю себя полностью - играю от души, импровизирую, спонтанно комментирую свои пьесы теми или иными историями, с которыми в моей жизни они связаны, после концерта следует демонтаж оборудования и транспортировка его в гостиницу и упаковка его в номере в такое состояние, что бы рядом с ним еще мог кто-нибудь уместиться... Это на самом деле каторжный труд. Он приносит счастье или как минимум некоторое душевное удовлетворение, но сил забирает всегда больше. И за несколько часов сна после концерта нормально восстановиться и быть полноценно готовому к походу на десятки километров через горы в Ялту я не могу - не получается.

          А с другой стороны, вариантов других нет. Идти в такой поход до концерта - провалить концерт, почти наверняка. Перенести вперед на день другой - билеты на поезд не разрешают... Поэтому в очередной раз просто пришлось смириться, что будет трудно - я ведь помнил еще, как было за год до этого, как едва вообще дошли по этим бесконечным подъемам и спускам, оврагам и скальным осыпям...

          И в этот раз я не собирался повторять тот безумный подвиг. Я предпринял новые изыскания, что бы добраться в Ялту "меньшей кровью", тем более, что я вновь туда отправлялся не один - в туристической группе бросившей вызов горным перевалам и пыльным дорогам значились уже две девушки: Наташа, уже ходившая со мной год назад; и Лена Введенская, которой только предстояло узнать многие прелести горных походов.

          В предшествующие дни я несколько раз консультировался с Сергеем Назаровым и он в значительной степени приоткрыл мне тайны более легкого пути - не по череде бесконечных крутых провалов и подъемов Газопровода, а через Финарос - как он сам говорил.

          Финарос - маленькая крымская речушка - приток Марты, которая тоже едва ли река, а не ручей. И тем не менее название "Финарос" имеет весьма заметное значение. Этим же именем называется Кордон на границе заповедника в месте, где Финарос впадает в Марту. И если по руслу самой Марты ничего примечательного нет, то по Финаросу расположено несколько туристических стоянок и мест с разрешенным ловом рыбы - в озерах-водохранилищах.

          И нам было бы хорошо двигаться вверх против течения Финароса - в горы. Но как предупредил Сергей, дорога эта скоро перестает быть очевидной и сам он лично держал по ней правильный курс лишь с помощью GPS-навигатора, а у нас его не было. Поэтому Сергей предложил альтернативный вариант - от Финароса все-таки уйти вправо - к шоссе огибающему Загорское водохранилище - на котором мы безнадежно застряли и отчаялись двумя годами раньше, но пройти так, что бы с обратной по отношению к водохранилищу стороны подрезать большую часть его извилистого серпантина.

          Далее - уже после всех этих изнуряющих километров следовало еще одно разумное решение - идти через урочище Шелковичное, которое мы так же имели в виду два года назад, но так и не дошли, а год назад свернули гораздо раньше его - по газопроводу.

          Но прежде нам требовалось как-то спуститься с горы, на которой стоит Обсерватория в долину реки Марта - к Финаросу. И этой дороги я не знал. Не знаю до сих пор, а то, что рассказал мне Сергей, оказалось весьма приблизительным маршрутом...

          8-го июля 2010 года в 5 утра по местному Крымскому времени мы проснулись и в течении какого-то времени пытались сообразить - что и в каком количестве надо взять с собой, чем сейчас позавтракать и что приберечь на перекусы в горах, что на себя одеть и как не забыть чего-нибудь важного. На это ушел час. И в самом начале 7-го мы в троем стояли на дороге ведущей от Гостиницы КрАО к наблюдательной площадке: Наташа, Лена Введенская и я.

          Через 200 метров мы свернули по развилке к нижнему ярусу поселка Научный, где у самого Научного Кладбища должны были уйти направо по грунтовке - я по ней уже ходил, разведовал путь, но через несколько километров застрял на склоне горы Ченка, с которой не спуститься вниз, но если бы и то удалось, овраг внизу выглядел совершенно непроходимым. И впереди еще на многие километры не было видно и намека пути - только лесистые неприветливые дермучие склоны.

          Хитрость заключалась в том, что с грунтовки этой уже метров через 50 надо было взять левей - в кусты, а там - за кустами - каким то волшебным образом из множества едва заметных тропинок начала ткаться в прочную нить уже вполне явная тропа. Тропа уходила вниз и со временем круто, почти отвесно падала в тот самый овраг, который остановил меня на Ченке, но тут мы могли миновать препятствие в самых его верховьях.

          По оврагу, больше похожему на ущелье, шумел водопадом ручей. Мы лихо преодолели его прыгая с камня на камень и геройски начали свой первый подъем. Подъем был недолгим и на достигнутом плато нас ждала грунтовая автомобильная дорога, которая по обещаниям Сергея Назарова должна была вскоре вывести прямо к Финаросу.

          Мы следовали этой дороге, но она странным образом виляя по склону норовила как-будто бы свести все наши старания по прохождению верховий оврага к нулю. И даже свела - вывела на серпантин вливающийся в долину реки Марта в районе ужасной "Этажерки" и довольно далеко от Финароса.

          В этих местах мы были с Наташей год назад уже после похода в Ялту - мне захотелось взглянуть на старое забытое маленькое сельскохозяйственное водохранилище на этой самой Марте. И мы попали к нему простой и понятной дорогой - по газопроводу - он здесь шел все время вниз и проблем с достижением Марты у нас не было. Могли бы и в этот раз так же дойти, но нам не надо было к этому болотцу и мы надеялись на более короткий путь, а в итоге нашли более длинный.

          Сейчас я понимаю, что одним из вариантов был спуск по осыпи, как только с нашей грунтовки сквозь лес стала проглядывать долина Марты. Но мы этого не знали - надо ли здесь ломиться сломя голову с обрыва... (?) К тому же, совершенно точно есть и другое решение - бывая неоднократно потом на Финаросе я видел эту дорогу, уходящую в сторону Научного со всеми соотвествующими указателями. Но найти ее из Научного мы ни тогда, ни спустя несколько лет так и не смогли. Вот такое это не просто дело - горная топография.

          И вот мы оказались в высушенной, гремящей миллионами кузнечиков долине реки Марта - в полукилометре перед нами было старое заброшенное водохранилище, а в двух километрах пути - тот самый Финарос. В общем-то - не далеко и расстраиваться о паре лишних километров, потерянных на плутаниях в начале пути, смысла не было никакого.

          Долина Марты не чертовски красива, но и не лишена изящества - есть что-то в ней такое, что потом вспоминаешь - как шли мы между горных гряд и смотрели вперед, а впереди... в общем-то ничего конкретного, но такая манящая даль...

          Дорог по долине тянется множество. Они все практически параллельны. Мы выбрали самую тенистую - Солнышко совсем недолго нас испепеляло и измучить еще не успело, но ускорять процесс мы предупредительно не желали.

          Мимо Финароса промахнуться невозможно - плакаты о его существовании заметны издалека, их дополняет сосна-указатель, в том числе и в сторону Научного указывает правильную дорогу (а не ту, по которой мы шли). Рядом со всеми этими аттрибутами неохраняемого кордона мы сфотографировались. Впрочем, здесь оказалось не безлюдно - тот час приехала машина, перевалила через мостик, водитель открыл и закрыл за собой шлагбаум, экипаж исчез в заповеднике, в который простым смертным - только пешком. К скастью, к нам вопросов не было. Туристы здесь - часто явление. А вот с желающих поудить рыбу, размяться шашлычком на специально оборудованной территории близ запруженных водоемов, взимается тариф, указанный прямо на информационных щитах Финароса. Кем? - это мы не узнали.

          Миновав кордон, мы динулись перпендикулярно долине Марты - в долину Финароса, хотя назвать долиной этот межгорный овраг можно с большой натяжкой и наверное врядли стоит так это называть. Дорога шла в тени - в высаженной вдоль русла роще кипарисообразных тополей. С обочин дороги на нас взирали непуганные стаи грибов - размер их был по истине чернобыльский, а интерес девушек - Лены и Наташи - к грибам был для меня неожиданным. Грибные фотосессии сменяли одна другую и мне приходилось регулярно напоминать, что если мы так будем каждый гриб фотографировать, нам придется тут ночевать и есть грибы - еды-то с собой не много.

          В районе второго пруда по плотине мы перешли на другой берег Финароса и распрощались с ним. Наш путь лежал по серпантину на горную гряду - ту же самую, по которой с другой стороны взбиралось петлями асфальтовое шоссе. Но здесь мы надеялись радикально его подрезать и выиграть километраж.

          Предстоящий участок содержал в себе 5 километров, но почему-то совершенно мне не запомнился. Он был не сложным, легко проходимым - хоть и вверх, но без экстремальных уклонов, равномерный, монотонный. Иногда с хребта открывались виды на дальние дали, проглядывал Чатыр-Даг, но по большей части мы шли в лесу и заводили разные темы для разговоров, фотографировали грибы... Так прошло не менее часа.

          Шоссе обнаружилось ожидаемо. Меня почему-то преисполнила радость от встречи с этим битым в щебенку асфальтом - я же здесь изнуренный брел два года назад - в неизвестность. Наташа на шоссе не прореагировала. Лена видела эту дорогу впервые и чувств к ней вырастить еще не успела. Но место было знаковое и мы так же устроили здесь коллективное фотографирование, первый продолжительный привал - минут 15 - и перекус.

          Это была практически вершина хребта и дальше шоссе уносило нас вниз, но Сергей Назаров предупредил, что мы еще будем пересекаться с газопроводом и можем использовать его, что бы подрезать по нему значительную часть серпантина на спуске - мы же не грузовик, что бы петлять лишние километры.

          Когда смотришь на карту, то сами обнаруживаются оптимальные варианты такой подрезки, но мы ничего сверху не видели и прошли еще километра полтора до пересечения с Газопроводом, по которому (чуть взобравшись на пригорок) устремились круто вниз по осыпающемуся склону. Прошлогодние воспоминания мгновенно ожили во мне: "А правильно ли мы делаем? Нужна ли эта подрезка, если есть хоть и не прямое, но вполне комфортное шоссе. Ведь за отвесным спуском следует столь же крутой подъем. Влезем ли?"

          И действительно за три зигзагообразно расположенных этапа спуска мы погрузились в межотроговый овраг метров на 200 - спуск был без конца и края. Подъем обещал быть таким же. И хотя год назад с Наташей мы преодолевали такие по нескольку штук к ряду, сейчас этого совсем не хотелось. И я принял неожиданное для себя решение: в овраге протекал ручей. "Пойдем по ручью - он выведет к Каче" - к реке, к которой мы стремились через этот хребет.

          Петляя в тенистом овраге, перелезая через завалы стволов поваленных деревьев мы успешно вышли на шоссе уже после всех его серпантинов. При этом было очень забавно наблюдать, как путеводный ручей со своими журчащими водами буквально как сквозь землю провалился - ушел в глубину рыхлой известковой крымской почвы. Он добрался до Качи подземными путями, поднырнув под шоссе в том месте, где мы таки-продрались к нему через придорожные заросли.

          Я долго ждал этого участка. Мне трудно это объяснить, но разбитое заповедное шоссе вдоль Качи веет в мою сторону каким-то волшебством и мистикой. Я не знаю, что это такое, но ощущения эти повторяются всякий раз, как я ступаю на эту безлюдную дорогу. Мне кажется, что река эта волшебная и обладает какой-то своей непостижимой душой, а двигаясь вдоль ее силовых магнитных линий (да простят меня физики) - вдоль течения - ты и сам пропитываешься ее энергетикой - доброй, покровительственной.

          Когда-то давно тут жили люди - до войны... Селение за селением. С дороги вдоль Качи развалины домов видно редко - все заросло, но несколькими годами позже я проходил эти места другим маршрутом и видел буквально руины древнего города... не такого уж и древнего, но было заметно, что эти сады, эти хозяйства брошены вспешке - людей выселяли принудительно и очень становится грусно от понимания того, как горько им было прощаться с этой рекой.

          Но как бы то не было, Кача до сих пор питает своей водой весь ЮБК (Южный Берег Крыма) - от Алушты до Севастополя, за которым близ города одноименного с названием реки Кача - уже широкая и полноводная - впадает в Черное Море.

          Нам предстояло пройти по Каче еще километра четыре. Вариантов перехода через реку было несколько. Важно было не пропустить правильный. Иначе - ночевка в горах. Конечно, мы помнили ориентиры - Братская могила в урочище Щелковичное - через 500 метров будет переправа, там мы должны перейти как-то на другой берег Качи и удалиться в горы - пойти в подъем. Но могилы этой мы никогда не видели. Она - старая - военных лет еще и вокруг все заросло. - "А не пропустили ли ее еще?" - спросить-то совсем некого.

          С самого начала движения вдоль Качи я пытался в полной мере погрузиться в атмосферу этих мест, настроиться на волну реки, ее духа, послать ей какие-то мысли, что-то услышать в ответ... Возможно ли такое? Древние Греки считали, что - возможно. Ведь дикой, не испорченной человеком природой заведует целый бог - Пан - и хотя по современным представлениям землян рогатое существо при хвосте и копытах на бога похоже не очень, скорее - на его антипода - черта-лысого. Но это - последнюю тысячу лет так считается. А за 5 тысяч до крещения Руси в греческом мире Пана уважали и считали, что если ты отправился в лес, в горы - на охотничий промысел или в другой город путь держишь - ты будь добр, у Пана попроси позволения пройти по его владениям. Пообщещай, что будешь вежлив и намеренно зла его владениям не причинишь, что ты его уважаешь, в конце концов...

          Времена сменились и людям вдруг открылось, что можно получать позволения на вершение дел с самого верха - от верховного божества, для которого Пан - не ровня и вообще - есть никто. И не зазорным делом стало творить в лесу, и в природе вообще, беспредел: "Пан, утрись! Мне верховный разрешил. И время твое давно прошло!"

          Но оправдана ли для одиноких путников в лесу такая позиция? А вдруг верховный на совещании и не выручит, как не молись? - А Пан тут как тут, особенно если это заповедник...

          Поэтому, чувствую ответственность за двух девушек в этом путешествии, я не стал уповать на верховно-всевышнего и обратился к Пану - и в самом начале пути, и обязательно выходя к Каче. Трудно сказать, услышал ли меня древне-греческий бог, но когда нас стали одолевать вопросы и сомнения - не прошли ли мы братскую могилу и переправу за ней, вдруг впереди - метрах в двухстах дорогу перебежала хрупкая миниатюрная девочка... или девушка... Все ее заметили, но никто не рассмотрел.

          Мы переглянулись. Ребенок в заповеднике, где ни души... (?) Это странно. Впрочем, быть может туристы с детенышем...

          Мы продолжили путь дальше. Шоссе тут шло совсем рядом с берегом и была заметна одна из переправ - скорее всего не наша. Грунтовка, свернувшая вправо уходила колеей в воду. На камне у реки стоял низкорослый лысоватый мужичек и смотрел на нас хитрыми глазками. Он был щуплее Наташки - самой худенькой в нашей экспедиции - и в руке держал бутылку для воды.

          Вид у него был просто потрясающий. Если бы ему еще небольшие рожки...

          Дядька с нами поздоровался. И мы приветствовали его. У него были к нам вопросы:

- "Говорят, ночью с гор сель сошел - все в реку. Пить наверное нельзя... (?)".

          Мы-то считали, что из Качи пить можно. Во всяком случае мы с Наташкой. Дядька этого опасался. На вид вода прозрачная, чистая. А как оно на самом деле - не известно.

          Но у нас с собой было воды в избытке. И мы поделились с попутчиком.

- Мирон - представился хитроглазый мужик - Я путешествую в этих краях, с палаткой, вон там стоит... - Мирон махнул рукой в заросли.

          Мы посмотрели в указанном направлении, ничего не увидели, да и ладно - наверное в зарослях скрыта его палатка. А он продолжал:

- Спасибо Вам за воду. Теперь мне есть на чем еду приготовить, а там я до Чатыр-Дага добегусь - там турбазы, вода найдется. А Вы откуда и куда путь держите?

          Мы рассказали, что из Научного - в Ялту, что я и Наташа из Москвы, Лена из Киева.

- Ну, Ялта тут недалеко - 25 километров - к вечеру доберетесь. Вон - он махнул рукой вдоль нашей дороги - за памятником (это и была могила) еще немного, минут 5 и будет переправа, перейдете реку и вверх...

          Мы были рады этой наводке, а он продолжал:

- А я из Львова, с западной Украины. Но места эти люблю... здесь такие места, такие места! Ну, а на что еще жизнь тратить? - вот путешествую. Хочу все красивые места Крыма до конца жизни успеть обойти и посмотреть.

          Мирон еще раз поблагодарил нас за бутылку с водой, с теплотой в голосе пригласил обязательно его родину посетить - Львов и окрестности, и на этом мы распрощались... Нам предстоял еще долгий путь и задерживаться в разговорах было ни к чему. Но когда через несколько секунд я подумал, что не лишним делом было бы хоть какими-то координатами с туристом обменяться, то оглянувшись мы его не увидели. Мирона и след простыл. И палатки его тоже нигде не обнаружилось... Только пение птиц, журчание Качи и - ни души вокруг...

          После переправы, которая представляла собой брод, и нам пришлось разуться для перехода, дорога медленно потекла вверх - плавно удаляясь от Качи, от музыкального шелеста ее волн. Улегались чувства взбудораженные энергетикой реки, но появление странного путника на берегу оставляло меня в недоуменном состоянии. Я какое-то время еще огладывался. Но так никого на оставленном шоссе не увидел.

          Через три километра хода мы встретили лесничество о котором нас предупреждали бравые военные мужики из истории нашего путешествия номер ноль. О том же предупреждал и Сергей Назаров - "увидете сторожку лесника - там живет мой друг - Саша Воробьев - передавайте ему от меня привет". Но никого поблизости не было. Только стоянка для туристов в виде столика и лавочек. Тут мы вновь сделали большой привал. были пред этим и маленькие остановки. Но тут мы посидели отlуши - половина пути. Поели. Еда наша была незатейлива: Печеньки, халва. Но более плотная пища в данном случае привела бы к тому, что после нее мы задремали бы и в прежнем темпе идти не смогли. В многодневных походах надо питаться серьезнее, а переходы практиковать короче. Нам же было важно одолеть да захода этот полтиник километров и пусть в проголодь, но налегке.

          Чуть ниже домика лесника, на живописном склоне горы Басман сияли новой черепицей элитные дачи Украинского Правительства - Януковича и все-все-все. Без видимой охраны, в прямой доступности снайперской винтовки... Но по мере приближения к этим строениям мнимая беззащитность многоэтажных строений могла причудливо измениться. Именно поэтому Сергей Назаров настоятельно рекомендовал нам в сторону правительственных дач не совать ни под каким предлогом. Тем более, что дорога наша совсем не туда.

          Проведя во дворе заочно-гостеприимного Саши Воробьева минут сорок мы двинулись в путь. С относительно равнинно-холмистого пространства дорога уходила в лесистые горы. Мы помнили наставления: Ни в коем случае не забрести на Басман - оттуда вверх хода нет. Но глядя под ноги в засохшей глине я все чаще стал обнаруживать следы каких-то копытных животных... "Не кабаны ли?" - вполне возможно, ведь перед Кордоном лесника Александра Воробьева был изображен именно кабан - на информационном щите. А нам встреча с кабаном ни к чему. И я стал, не то что бы нервничать, но все же опасаться и предложил ускорить шаг - "вторая половина дня, а мы еще в середине пути".

          Девушки мои конечно уже устали и ускорять темп было затруднительно. Меня же стало напрягать, что плетутся они совсем уже по черепашьи, а ведь еще по меньшей мере 20 километров предстоит пройти. И дальше будет только труднее. Предлагал делать так:

- Вы идите, девченки, как следует, не тормозте - ну, хотя бы минут пять - потом минутку стоим, отдыхаем. Так правильнее, чем все время медленно плестись.

          Но воплотить эту рекомендацию никто не спешил. И наверное несправедливо было требовать с них непосильного. И уж куда разумнее вместо этих нравоучений было смотреть за маркировкой туристических маршрутов на деревьях. И вот так - в этих попытках вернуть к былому темпу нашу тур.группу - я выбрал неверный поворт. Вообще, трудно было понять, что он неверный. Из петляющих по склону путей я выбрал тот, который устремлялся ввысь. Где ж мне было знать, что после нырка в небольшой овражек и другой путь тоже отправится вверх, но именно туда, куда надо. Мы же отправились куда не надо. Возможно маркировка на развилке помогла бы принять правильное решение, но голова была занята другим...

          Тропа обманчиво устремлялась вверх. было трудно, но иллюзорная, кажущаяся близость вершины окрыляла. И мы даже не замечали, что сама дорога все гуще зарастает травой, что здесь наверное никто давно не ходил, не ездил, и что такими - теперь уже совсем теряющимися тропами - никто в Ялту не ходит.

          Заросшая тропа вывела на поляну-пастбище правильной геометрической формы... или это была лесозаготовка, для резных перил на крыльцо дачи Януковича... Дорога на этом кончалась, но склон продолжался, он уже освобождался от зарослей - впереди были высокогорные пастбища и даже виднелся относительно близкий перевал - слишком близкий, что бы быть правдой...

          Еще километр по склону и мы оказались на обрыве - за ним исполинской стеной возвышалась далекая неприступная Яйла - нас разделяла страшная пропасть - спуска нет. Басман. Забрели на него все-таки! Что же делать?!

          Самым разумным было оглянуться назад. С поросшего мохом и высокогорными травами открывался изумительный, захватывающий дух вид на все то пространство, которое мы одолели за день - весь заповедник от поселка Научный и Загорского Водохранилища - с долинами Марты и Качи - до титанической стены Ялтинской Яйлы раскинулся перед нами невероятной картиной написанной всемогущими представителями сверхцивилизации, которая моделирует миры и населяет их такими странными муравьями-путешественниками, как мы. В одну секунду вдруг меняются представления о масштабах окружающего Мира, в котором роль и участь субъекта ринувшегося на его исследования вдруг становится пренебрежима мала - это не исследовать, не объять, не обойти и за сотню походов...

          Высоко над нами парил орел. Мы со своими зумами любительских фотокамер совершенно не интересовали его. Он высматривал что-то в глубине ущелья. И когда мне, казалось бы, уже удалось поймать его в видоискатель при 10х увеличении, он вдруг камнем ринулся с заоблачной высоты, пронзая пространство у кромки пропасти с корой мы наблюдали за ним, запыхавшись от подъема - немного расстроенные уходом с маршрута - на самое дно бездны, пропал исчез в темноте, но через минуту вновь взвился в зенитные высоты, набрав сотни метров за секунды... Нам бы на это потребовались часы...

          Орел - вот кто истиный житель и хозяин этим приоблачных пространств. Мы же здесь робкие и немощные гости, только сейчас оценившую разницу положений - нам теперь до следующего хребта идти вечность... мы сбились с пути, мы совсем не туда вышли и как исправлять положение никто из нас не знает...

          Но раз я завел девушек на обрывистый склон Басмана, то мне их и выводить с него. Окинув взгладом рельеф окружающих склонов я заметил, что если спускаться по кромке обрыва вдоль Яйлы - параллельно с ее направленностью - то скорее всего мы выйдем на скрытую в лесный зарослях седловину плавно перводящую северный склон Басмана в предгорья Кемаль-Эгерека - куда мы и держим путь. Да - судя по всему мы выйдем на склон Кемаль-Эгерека не с той стороны, с которой следовало, и нам предстоит жесткий подъем с набором высоты метров на 500-700 по крутому, заросшему непроходимой лесной чащей склону. Но все же это лучше чем возвращаться или ночевать на Басмане...

          Идея была принята и проваливаясь по-колено в мшистые заросли мы продолжили путь. Впереди виден был еще один обрыв, но обход его оказался неопасным. И чем ближе мы подходили к предполагаемой седловине, тем оптимистичнее становились прогнозы. Дейстивтельно, есть она - седловина. К тому же заросли лесные тут оказались проходимые, неожиданно легкие для пешего пути и вниз по склону перед противоположным склоном предгорий Кемаль-Эгерека мы даже пробежались. Это было чудно и ноги уставшие от ходьбы и карапканий вверх вдруг обнаружили скрытые резервы при движении бегом.

          Нас остановили выстрелы. Действительно, кто-то стрелял. Это насторожило, потому, что попасть под пули - браконьера или лесника - без разницы - не хотелось никому. Впереди был овражек - низина в которой петлей изгибалась дорога - судя по всему та самая, которой мы должны следовать, да не уследили. На дальней петле в ВАЗик двое мужиков что-го грузили. Было далековато и между стволами деревьев плохо видно. Один из них что-то сказал другому, они сели в машину, хлопнули двери, зарокотал двигатель и ВАЗик скрылся в лесной чаще за очередным изгибом серпантина...

          Ну, вот и наша дорога. Здесь было ясно, куда держать путь. Хорошо накатанная грунтовка устойчиво поднималась в горы петляя змеей. Мы делали короткие привалы и делились мыслями о том, что если бы мы не промахнулись и не вышли на Басман, всей той крастоты и Орла мы бы не увидели. Что все, что не происходит - все к лучшему...

          В какой-то момент нас, уже измученных подъемом, озарил, а может даже ослепил, привел в чувства яркий свет, подобный свету в конце тоннеля: своды крон деревьев укрывающие грунтовку, впереди расходились впуская свет клонящегося к закату Солнца в округлый профиль нашего пространства-времени. Впереди нас веселой толпой с палками в руках и рюкзаками на спинах дружно топали туристы - это было второй вспышкой света на горизонте событий. Мы были несказанно рады тому, что наконец не одни мы на этой дороге в Ялту. Теперь нам точно нечего бояться.

          Группу вел жилистый крепкий парень без футболки, но о трех рюкзаках. Оказывается в его группе тоже преимущественно были девушки и некоторые из них эти свои рюкзаки уже в страшном сне видали. И парень забирая поклажу у своих подопечных совершал стремительные скачки вверх по склону собирая там где-то впереди походный багаж в одну кучу, бежал обратно, брал новую партию груза и вновь устремлялся вперед, позволяя тем самым своим девчонкам карабкаться налегке.

          Я встретил брата по разуму и немного пробежался в его компании, а заодно расспросил о том, каким маршрутом, откуда и куда они путь держат. У ребят классический многодневный поход с палатками, ночевками и всем прочим, но можно было понять, что к походу в горах по нескольку дней к ряду девочки не очень готовы, а у одной из них слабое сердце - вот он и совершает челночные перелеты, пока основная группа медленно бредет к вершине.

          Очень скоро мы их обогнали. И это было ожидаемо - если Боливар и вынесет двоих, троих, четверх, то очень медленно. Судя по всему тур.группа готовилась к стоянке на вершине. Нам же надо было успеть спуститься.

          За время подъема погода изменилась. Солнечный жаркий день сменился ветренным, облачным (если не сказать - пасмурным) вечером. Вокруг становилось хмуровато и неуютно. Темные облака грозя дождем, а то громом с молниями, стремительно проносились над нашими головами. А нам предстояло пересечь плато от Кемаль-Эгерека до газопровода - другого спуска мы не знали и по Яйле нам предстояло несколько километров пути.

          Облака были уже вокруг нас - уровень облачности снижался. И мы вновь заторопились. Наташа даже попыталась разведать спуск в ущелье - может быть есть более прямая и короткая дорога вниз? - конечно дорога была, но она по совместительству была и дорогой на кладбище. И мы не стали рисковать, оттащили Наташу с края обрыва и проплетись до начала спуска, где у меня кончилась фото-флэшка.

          Спуск был нам с Наташей уже знаком, но он не стал от этого более легким. Это были почти 10 километров вниз, но уклон был столь неприятен нашим усталым ногам, что спускались мы долго. На серпантине после того места, где газопровод предательски падал с обрыва обнажая всеобщему обозрению свою черную трубу, я пытался резать через заросли, что бы хоть как-то сократить путь и приблизить автовокзал к нашим усталым тушкам. Иногда это получалось, иногда работало против нас и приходилось выбираться из дебрей-зарослей. Но в конечном итоге мы без потерь и падений с пересохшими глотками и пустыми взорами уставших зомби спустились в деревню Васильевка - пригород Ялты, а от Васильевки до автовокзала меньше часа хода по узким каменным коридорам горного селения. Добрались и до автовокзала.

          Уходил последний автобус до Симферополя и нас пустили без билета - с оплатой в салоне. Полтора часа мы рады были долтаться на поручнях. Наверное чудо помогло нам успеть на Бахчисарайский автобус от Симферопольского железнодорожного вокзала, и оно же разбудило на повороте "Новопавловка 2", где надеяться в полуночной тьме мы могли лишь на совсем залетную попутку.

          Попутки долго не было и мы пошли пешком. Над нами горели звезды, но смотреть на них было трудно - сознание едва контролировало темное извилистое шоссе - освещения на этом участке до самой Обсерватории практически никакого - только гавкают собаки и через несколько километров пути неясной красной точкой отметились габаритно-высотние огни на вышке сотовой связи на горе Сель-Бухра, что в трех километрах от Научного, но этот иллюзорный маяк на самом деле был еще от нас километрах в семи...

          На наше счастье на пятом километре нас все же настигла ночная попутка и подбросила до Научного. И это был последний счастливый подарок ушедшего дня на сон грядущий. По прибытии в Обсерваторию мы почти молча разбрелись по номерам и завалились спать, но не надолго - завтра последний день в Крыму и его мы хотели посвятить поездке в Севастополь... ("Что ж я маленьким не сдох" - вертелось в голове.)

          PS: Обсуждая на следующий день (по дороге в Севастополь) этот поход Наташа заметила, что хоть этот маршрут существенно легче прошлогоднего, но тот - по газопроводу - был гораздо интереснее и оказался совершенно незабываемым... а этот - ну шли по дороге, немножко вверх карабкались... вот когда с дороги сбились и вышли на Басман - вот это было интересно, но, к сожалению, мало...

Итоги:

  • Протяженность маршрута без учета рельефа составила 50 км
  • На преодоление маршрута (с остановками) потратили 14 часов

          Фото-отчет буду публиковать отдельным постом. Скоро. Уже:

          Предыдущие походы: