menu

Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец | творческий сайт и блог
Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец
творческий сайт и блог       russian | english
          Андрей Климковский - один из ведущих российских композиторов работающих в электронном музыкальном пространстве. Созданные им образы - "Музыка Небесных Сфер", "Звездное небо", "ALEALA" и "DreamOcean" стали классикой жанра получив известность как в России, так и за рубежом. Музыкант регулярно дает феерические живые концерты и сотрудничает со многими другими представителями российской электронной сцены, ведет популярное сообщество о синтезаторах и рабочих станциях, участвует в астрономических экспедициях и практикует здоровый образ жизни.
             

30 сентября 2008 г.

Грустное... даже трагическое...

          В прошедшие выходные довелось участвовать в двух стартах. Дистанции небольшие, но устал очень и очень, потому, что в субботу кросс им. змс Родченковой проходил по Крылатским холмам при моросяще-проливном дожде. Я вымок, замерз и пробежал эти 8,5 км для своего уровня посредственно, если не сказать паршиво.

          На следующий день было нечно иное - меня угораздило вызваться и быть зачисленным в команду нашего клуба на совершенно непривычное для меня соревнование - Polar Challenge 2008 - вело-беговая эстафета по Битцевским оврагам, свежеразмокшей грязи и в обществе исключительно сильных соперников - я там точно был не в своей галоше.

          Поскольку я не велосипедист ни грамма, то пришлось бежать, бежать самым первым этапом. Я не успел еще восстановиться от субботнего самоистязания и чувствовал, что вообще не готов, не говоря уже о каких-то претензиях на результат. Но отказываться было поздно - подставить команду нельзя.

          Место старта в 5 км от дома, но доехать ни на чем оптимально нельзя. Отправился к старту бегом через лес - тестировать грязюку. Естественно, это мне сил не добавило. Но зато размялся немного. К счастью дождя уже не было и выглянуло Солнце. Прибежал я с опазданием, команду свою искал минут 30. Осмотрев край страссы и глянув как по ней разминочно носятся сайгаки из других спорт-клубов, я понял, что выступление нашей команды я провалю. Решил бежать с плеером и в наушниках, что бы хоть как-то заглушить уныние и пессимизм. Пока переодевался, сунул музыку в сумку и забыл о ней. Вспомнил только уже на линии старта, все же решил забрать - метнулся к сумке, потерял свое место на стартовой линии, когда грянул залп стартового пистолета я умудрился нажать не на ту кнопку, музыка не заиграла, все сбилось, пока разобрался (на бегу), то оказался вытесненным в самый хвост колонны. Остальные участники моей команды видели это и были немало удивленны степенью моей ответственности - "а наш климковский неторопясь бежит последним".

          Разумеется, я не собирался бежать последним все 4 круга (10,4 километра) и как в ушах застучали барабаны, стал подбирать тех, кто был поблизости. На первом же спуске, летя зажмурившись по свежей глине мне удалось заметно продвинуться в глубь пелатона. Правда на подъемах я немного растерял приобретенное. Но круг за кругом я уверенно отрабатывал потерянные на старте секунды и к финишу своего этапа имел за спиной более десяти бегунов из числа тех, кто побаивается скоростных спусков по лесной жиже. Я и сам их боялся, но куда страшнее мне было действительно прибежать последним - в команду меня больше не возьмут - это понятно, но может хоть старание оценят. Если б бежал только за себя, бежал бы медленно или может быть даже сошел бы, но в командной эстафете сойти было страшнее смерти (мне так казалось). Было очень тяжело. Я из последних сил отрывался от настигающих меня соперников и только очередной скользкий спуск помогал мне окончательно не проиграть новую схватку - очевидно мне помогал мой вес (или, правильнее сказать, его отсутствие) - более тяжелые бегуны на спусках становились неуправляемы и потому больше тормозили, чем разгонялись. Зато в гору они так и норовили меня обойти.

          Замыкая третий круг я обнаружил что тяну в подъем за собой целую вереницу преследователей и понял, что если сейчас не оторвусь, то к исходу оставшихся 2,6 км все они будут впереди меня. Каким-то невероятным усилием я прибавил темп и паровозик чухающий за мной следом стал удаляться.

          Весь последний круг в голове пульсом стучала одна только мысль - "Да что бы я еще хоть раз в жизни ввязался в подобную авантюру - быстрый кросс по бездорожью - нет, с меня хватит!". В последнем подъеме меня начали настигать. Просто хватило набранной дистанции, что б не обошли и финишировал я 44-м из 55-ти возможных. Голова уже ничего не соображала и по этой причине не смог даже оперативно передать эстафету Робинзону (Юрий Стастенников) - нашему второму участнику и он из-за заминки отправился рассекать битцевкую грязь на велосипеде на секунду позже.

          Минут пять я вспоминал - кто я есть, как меня звать и что здесь делаю. Дышалось тяжко, ходилось с трудом, но теплое солнышко, всеобщая бодрая атмосфера и свежевывешенные результаты первого этапа вернули меня сначала в нормальное состояние, а позже и вообще в деше поселилось какое-то ликование и я даже начал резвиться пробегая рядом с теми кто еще бежал или уже ехал в районе финишных врат подбадривая их.

          Меня отловили два каких-то парня. Тыча в меня пальцем один говорил - "Этот, этот!". Другой сомневался, а первый продолжал - "вот он, в наушниках бежал - круто нас сделал на спуске!". Я понял о чем речь. Пришлось сознаться, что спуски - это мой козырь. Они отпарировали тем, что они в горку быстрее. Пожали друг другу руки, поблагодарили за предоставленную честь бежать тут в грязи со мной в компании и пожелав удачи разошлись.

          Юрий замкнул свои 11 км на велосипеде куда быстрее, чем я бежал свои 10,4, но самое главное, что к его финишу наша команда поднялась с 44-й позиции к 34-й, то есть на 10 ступенек вверх. И после этого мы так и держались на 30-каком-то месте. А то, что начали с 44-го - это исключительно моя "заслуга", ведь и Юрий Сластенников и Марина Растрыгина бежавшая 6 км третьим этапом и завершающий наше участие в эстафете 18-километровой дистанцией на веле Юрий Минаев уверенно держали команду в середине 4-го десятка.

          Впрочем, если бы я бежал так просто за себя самого, мне было бы чем гордиться - по такой трассе в темпе 4 минуты 18 секунд на км на следующий день после других соревнований - для меня это совсем не плохо.

          Вернуться домой бегом даже в легком темпе у меня не получилось - все - укатался как никогда. Шел пешком едва волоча за собой ноги.

          А в это время в подмосковном городе Королеве все еще продолжался "32-й Королевский Космический Марафон". Для одного из моих одноклубников он стал последним. Сергей Лапин был опытным марафонцем. И марафонов преодолел немало. Только в этом году 6. Завершив свой очередной марафон (7-й в этом году) через несколько метров после финишной черты он упал - потерял сознание - спасти его не удалось.

          По статистике на 50 000 стартующих на марафоне приходится 1 смерть. Это кажется страшным пока не вспомнишь, что от зеленого змия и табачного дыма смертей больше во 100 крат. И все же в этой смерти много непонятного.

          Самый ненаходящий ответа вопрос формулируется так: Почему на финише дистанции в 42 км не оказалось не только машины скорой помощи, но даже элементарной медсестры? И конечно ставит в тупик многих бывалых бегунов то обстоятельство, что Сергей был адекватным уравновешенным человеком. Готовился к участию в марафонах ответственно, за скоростью никогда не гнался, образ жизни вел исключительно здоровый...

          По предварительным мнениям врачей смерть вызвал оторвавшийся тромб - марафон здесь ни при чем - просто так совпало и могло случиться где угодно и врачи от этого не спасают - смерть мгновенная. Но есть и другие мнения...