menu

Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец | творческий сайт и блог
Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец
творческий сайт и блог       russian | english
          Андрей Климковский - один из ведущих российских композиторов работающих в электронном музыкальном пространстве. Созданные им образы - "Музыка Небесных Сфер", "Звездное небо", "ALEALA" и "DreamOcean" стали классикой жанра получив известность как в России, так и за рубежом. Музыкант регулярно дает феерические живые концерты и сотрудничает со многими другими представителями российской электронной сцены, ведет популярное сообщество о синтезаторах и рабочих станциях, участвует в астрономических экспедициях и практикует здоровый образ жизни.
             

21 июля 2009 г.

Бег в Летнюю Ночь V - повторить невозможно.

          Вот это и стряслось. Полностью осознать опыт и уроки юбилейного (V) пробега "Бег в Летнюю Ночь" мне еще только предстоит, но я уже пытаюсь писать отзыв о нем, хотя многое из ушедшего во тьму ночных дорог еще обдумывать и обдумывать...



          На трассе пробега в ночь с 18-го на 19-е июля я оказался уже в третий раз. Если кому интересно, что было в два предыдущих забега, прочитайте мои впечатления о БЛН-2007 и БЛН-2008. Вкраце скажу, что первый из них стал моим боевым беговым крещением - я вышел на трудную дистанцию, я ее осилил. Можно сказать, что из человека изредка побегивающего, в июле 2007-го метаморфозно родился бегун, как бабочка из кокона. Ну, а дальше было уже легче, уже не так революционно, даже сложилось мнение, что пробежать 30 с гаком километров я смогу всегда, даже если совсем не буду тренироваться - "Тренируется тот, кто бегать не умеет" (с).

          Но в этой шутке доли правды нет

          А что такое - пробежать эти 30+ километров участвуя в "Беге в Летнюю Ночь"? - Это значит бежать в общем потоке с общей скоростью, причем, не очень большой, и даже те "5 мин/км", что заявляются в "положении о пробеге" из года в год, вряд ли будут выдержаны - реально даже быстрейшие из участников бегут медленнее, особенно на финальном отрезке после подъема. Это значит останавливаться на всех трех "брэйк-поинтах", где растянувшаяся колонна бегунов должна собраться воедино с тем, что бы перевести дыхание, глотнуть водички и сфотографировавшись на память вновь вязко растечься по асфальту ночных дорог...

          Наверное к третьему своему разу я зазнался. Мне захотелось большего. Во-первых, я уже основательно подзабыл, когда это я бегал по 5 мин/км. Давно так не бегал. Во-вторых, мне почему-то показалась короткой трасса в три десятка километров. И я задумался над тем, как бы ее удлиннить. Первая идея была простой и логичной - пробежать БЛН традиционно, но после "торжественной части" отправиться домой (~20 км) тоже бегом. Вот и получится пробежка в общей сложности за 50 км. В реальности случилось совсем не так.

          Бег, ночные кроссы и вообще экстремальные путешествия и затеи - дело заразительное. Как выяснилось, участвовать в подобных событиях желают многие, очень многие - только расскажи. Слушая мои геройские рассказы то об одном беговом подвиге, то о другом, в компанию ко мне попросилась одна очень хорошая знакомая и хотя она никак не могла пока себе позволить 30-километровый пробег, но вполне могла стать хорошим вело-сопровождением, а мне оно как раз требовалось. Только у девушки не было велосипеда. Велосипед - проблема ли это в нашу эпоху? - кажется, совсем не проблема - вечером берешь велосипед в прокате, утром отдаешь. И единственное неудобство - прокаты не работают до поздна и открываются не спозаранку.

          Взяв велосипед в прокате в 9 вечера мы направились-было в метро, но оказывается, что велосипед не складной и ездить на метро с ним не положено - не пустили. Проблема ли это для бегуна и велосипедистки. До места старта было всего 20 километров и поплутав по суетливой вечерней Москве мы в прогулочно-разминочном темпе за 2 часа добрались до точки сбора, где к этому времени по моей скромной оценке гудели пчелиным ульем сотни две бегунов, велосипедистов и роллеров. Это что-же получается - количество участников пошло в разнос. В 2007-м их было до 40 человек, в прошлом году - до 7-ми десятков, но кто же ожидал что в этом будет... Зрелище было масштабным. Было немного страшно думать о том, как будет происходить старт такой "компании". Впрочем, я опасался зря.



          Я весьма проголодался за время доставки велосипеда и велосипедистки к старту, но успел за оставшееся время подкрепиться булкой купленной в ближайшем магазине, напился в прок, поздоровался со знакомыми бегунами, кого смог заметить в стартовом муравейнике, узнал, что задерживается (или вовсе отсутствует) транспорт для перевозки вещей участников пробега. Эта проблема меня не касалась - вещей при мне не было - я явился на старт в футболке и хулиганских шортах, в чем и собирался бежать. И уже совсем скоро случился старт - как обычно, без увертюры пламенных речей и даже без инструкции для участников и взывания оных ко здравому смыслу. Предполагалось, что карту пробега эти две сотни чудаков знают как "Отче наш".

          Смело и беспардонно любители здорового и резвого образа жизни с криками радости перекрыли все автомобильное движение по улице Новинки. Скорость еще была не высока, а поток плотен. Эта пробка дрейфовала к следующей улице и не реагировала на бибикания автолюбителей, тем более, что даже мне искренне казалось, что сигналят они в нашу поддержку - им так нас нехватало все эти дни! На поворотах стояли волонтеры со светодиодными указками и направляли поток в нужное русло. Где-то там же, в этом русле стоял растерявшийся инспектор ГАИ. Его удивленная челюсть, судя по всему валялась где-то на асфальте, рядом со столь же изумленными ботинками. Инспектора не предупреждали, что ночью ожидается шествие с перекрытием трасс. И правильно, что не предупреждали, потому, что такое шествие с большой долей вероятности вообще бы у нас не разрешили... А так - пробежали мимо милиционера, исчезли за поворотом и пусть себе думает, что ему показалось. Догонять все равно не рискнет.

          Первое ЧП случилось уже на третьем повороте. Волонтеры-навигаторы совершенно верно направили поток бегущих и едущих налево с улицы Коломенской на улицу Речников, но когда голова пелатона ушла от поворота метров на 100, сзади раздался чей-то уверенный голос - "Продолжаем движение прямо, двигаемся прямо!". И голос был такой знакомый... в общем, показалось мне, что это был голос отца и главного организатора пробега, я решил его поддержать и сложив ладони рупором басовито звучно прокричал вдогонку ушедшим - "Назад, возвращаемся назад!". Лидеры пробега нехотя развернулись и скоро оказались вновь на ул. Коломенская, двинулись по ней в глубь Нагатинского затона, но уже немного в другом направлении. Колонна перестраивалась, движение спуталось, но вскоре наладилось, хотя многие удивлялись - ведь правильная, обозначенная на карте дорога была налево (!)... Рядом ехал велосипедист и говорил - "Мне конечно все равно, но там дальше тупик..." Недоверие и настороженность среди бегущих нарастали. Роллеры, знатоки этих мест, тоже утверждали, что там нет выхода на набережную. Я принял решение - вновь сложил ладони рупором и оповестил на всю Коломенскую - "Опять назад!" - впереди раздался дружный хохот, но мысль была воспринята и через небольшой мыс зеленых насаждений поток бегунов пошел на срез к улице Речников. Я же решил возвращаться асфальтом - посмотреть не потерялась ли на этом злосчастном повороте моя велосипедистка - я ведь был в лидирующей части колонны, а в этих Нагатинских дебрях заблудиться проще пареной репы.

          Велосипедистка нашлась тут-же - срезала с остальными через скверик и я выскочил ровно на нее завершив ритуальное обегание поворота. Она уже адаптировалась к ночному катанию в толпе и набрала рабочий темп. С тех пор ехали вместе до самого финиша, больше не терялись. Через несколько минут мы нагнали голову колонны и даже оторвались вместе с Константином Седых и еще одним незнакомым мне, но, судя по его рассказам, очень крепким бегуном, образовав могучую кучку безумцев - наш тем был на уровне 4:30 на километр и так мы шли километр за километром. Правда, через несколько километров я все же отвалился от лидеров пропустив вперед Юрия Абдыева и продолжал следовать за ними в 100 метрах, потом в 200 метрах позади. Где-то там впереди еще маячил какой-то бегун с беговым рюкзаком - он оторвался от всех еще в самом начале, но теперь становился все ближе и вскоре поровнявшись со мной проплыл за спину к основной колонне. Я оказался 4-м из бегунов, кто уже вбегал в пределы Садового Кольца.



          Там, через километр после пересечения Садового под мостом начиналась не очень штатная часть трассы - Раушская набережная, по которой изначально проходил маршрут была перекрыта - велись совершенно непроходимые работы по перекладке коммуникаций, но обход Раушской набережной по Садовнической улице планировалось начинать с поворота до моста. Заблаговременно-прибывшие волонтеры-навигаторы указывали другую дорогу - под мости на извилистый объез, где не было тротуара - только узкая автомобильная времянка, где попасть под колеса к заворачивающему лихачу было несложно. Но волонтеры уверили, что теперь решено двигаться так, и оно совершенно безопасно. Скорее всего так и было, потому, что попутно в нашем направлении двигались только уже напуганные аравой бегунов водители. К тому же волонтеры им подавали предупреждающие знаки и те сбавляли обороты. И все же, вильнув в извинину-времянку, я предложил спутнице в виду опасности участка прибавить темп и проскочить сие место поскорее, что и было сделано и вскоре я нагнал Константина. Какое-то время шли вровень, но кажется позже Константин сбавил и к первому брэйк-поинту я пришел вслед за Юрием Абдыевым. Крепкий бегун с "Королевких Горок" (пока бежали вместе он рассказывал о своем успешном участии в этом экстремальном забеге с тяжелейшим рельефом) просвистел под мостом (на котором была определена наша первая стоянка) увлекаемый безграмотными роллерами и ушел с ними с маршрута.



          Пока я поднимал "железного коня" моей спутница на мост, показались первые из основной группы - колонна бегунов с высоты Андреевского моста смотрелась красиво, поток как-будто подмывал опору моста ударяясь о нее и наполнял лестничные пролеты. Усталые запыханные бегуны карабкались вверх. И вот по мосту идут довольные, немного уставшие, но радостные и с сияющими лицами лидеры первой группы. Их темп был порядка 5 мин/км и двигались они на клилометр позади нас, но теперь мы слились во едино и после непродолжительной паузы ожидания и фотографирования мы уходим с моста на второй отрезок дистанции вместе.



          На втором участке я двигался вровень с основной группой, а точнее - догонял ее из-за задержки со спуском велосипеда, к тому же в выходе на набережную между парапетами образовалась пробка - уж очень нас много с велосипедами было, а дверь - одна... Стартовав на минуту-другую позже, я нагнал лидеров ровно у Пушкинского моста. Вторая стоянка заметно короче и, что уже совсем непонятно, - бегунов заметно меньше... Куда растерялись на двух с небольшим километрах?



          Третий этап гонки начался тяжело - вот тут я почувствовал, что мышцы сокращаются болезненно. Причем на протяжении от нижней оконечности голени до тазобедренного сустава все основательно забито. Судорог, к счастью, нет, но долго ли я так протяну - впереди еще 12 километров. Я решил бежать пока бежится и бежать старался не спеша, но и не теряя темп - наверное по 5:30. Меня кто-то обходил, я кого-то догонял. Ночь выдалась душная (два прежних раза была прохлада и благодать) и некоторая трудность бега в связи с этим была видна на лицах участников пробега, к сожалению уже немногочисленных. Позади метро-мост со станцией "Воробьевы горы", где-то там впереди кончается набережная, начинается подъем на ул. Косыгина - трудный, протяженный участок трассы, а я здесь - на горизонтали - едва плетусь. Снимаю футболку. Не помогает - не помогает уверовать, что найду силы... За километр до поворота я решил перейти на шаг - уж очень задеревенели и забились задние нижние конечности. Пришлось замедлиться и велосипедистке. Я надеялся, что метров через 200-300, максимум 500, я найду возможность возобновить беговые телодвижения, но прошел километра полтора, начался подьем, долгий участок дорожных работ, где с тротуара снимали старый асфальт, клали новый, стоял соответствующий аромат, а под ногами было подобие бездорожья - что остается там, где только, что с дороги содрали скальп покрытие - многие знают - бежать по этому в моем состоянии было совсем невозможно. Тем не менее, я заметил, что того темпа быстрой ходьбы, какой я мог себе позволить, вполне хватает, что бы как минимум не отставать от тех измученных бегунов, кто обогнал меня незадолго до поворота еще на горизонтали. Теперь же, если я чуть прибавлю пешком, я начну догонять бегущих. Я нашел силы прибавить. Начал догонять. Медленно, но верно.

          Я шел, сочувственно смотрел на уставшую велосипедистку - ей тоже было трудно взбираться в гору по изувеченому тротуару, но ехать по проезжей части во встречном направлении было бы безрассудным риском - здесь водитель был непуганый, здесь уже никто не знал о нашем бравом забеге. Как здесь поднимались роллеры - вообще осталось для меня загадкой, но я тогда не думал об этом - я вспоминал, как безответственно отнесся к этому пробегу - напланировал себе 50+ километров на эти сутки, но, будучи завален другими (скажем так - первоочередными своими) делами, две последние недели почти не бегал. Контрольную длительную не провел, объемы не держал. Вот и остается теперь только позорно шлепать к финишу... и тут я решил хоть немного пробежать - во-о-н до того фонарного столба. Инертно тронувшись я начал поднимать темп. До столба меня хватило. За время ходьбы мышцы немного освободились от лактата (молочная кислота, которая накапливается в мышцах при длительной нагрузке и вызывает болезненные ощущения и забитость) и могли бежать. Я продержался еще - метров двести наверное, но вернулся к шагу. Не надолго. Опять побежал... снова перешел на шаг. Подобно тому, как я боролся с собой и усталостью на 6-часовом забеге зимой, я в рваном стиле двигался к заветной черте у здания Академии Наук. И в этой борьбе я не только побеждал усталость, я начал обгонять других бедолаг, кому подъем на Косыгина бегом давался медленнее чем мне пешим порядком.

          Добравшись так до смотровой площадки я изобразил более продолжительный беговой отрезок - не здесь мне позориться - не здесь - перед грохочущими байкерами - пусть видят - человек может быть героем и без мотоцикла! Да - байкеров здесь было немало. Между ними и бегуну протолкнуться было непросто. Но моя велосипедистка как-то сумела просочиться сквось полчища ночных дорожных неформалов. Там, на окраине смотровой площадки, нас ждал третий и последний привал.

          Его почти не было. Никто не останавливался. Я лишь попросил воды - у сопровождения воды уже не было, но один из бегунов поделился своей - воду везла в рюкзаке его 10-летняя дочка. Я поблагодарил их и тронулся бегом в путь - последние 3 километра. Я не выдержал последний участок бегом весь. Переходил на шаг, но уже редко. Над метро-мостом меня окликнула гуляющая по ночной Москве девушка - "Скажите, а что сегодня за день такой?" - "Уже 19-е июня. Воскресенье" - ответил я. "Нет, это я знаю, но скажите, что происходит? Куда все бегут?" - продолжала она расспрашивать - в этот момент я как-раз вновь перешел на шаг - за одно и ответить успею - "Это пробег - «Бег в Летнюю Ночь» - раз в году мы бежим 30 километров по набережным Москвы ночью" - возможно я неверно выразился, ведь вообще бегаем мы гораздо чаще, но в моем состоянии и стремясь еще к финишу поправляться нелепо, да и некогда. Тем неменее на собеседницу сказанное произвело сильный эффект - "30 километров!?! Ну, удачи Вам! Здорово! Бегите!". И я побежал, а велосипедистка налегла на педали - впереди был неизбежный финиш, но последние километры всегда самые трудные.



          У последнего поворота дежурил сонный волонтер. Его светодиодная указка лежала на асфальте и как-бы показывала направление. Волонтер увидев нас приподнялся и подтвердил сказанное указкой. Но этот поворот я бы ни за что не пропустил. Я мечтал о нем три долгих, трудных часа. Мысленно я был здесь еще с полуночи, а может быть и раньше. Еще через 250 метров начался серпантин вниз - вот тут всех финиширующих ждал сюрприз ради которого стоило бежать предыдущие 30 тысяч метров - в глубокой тьме парка по извилистой дороге выстроилась цепочка мерцающих огней. Она вела бегунов словно Нить Ариадны к выходу из лабиринта усталости мучений и такая поднималась радость в душе, что сам себе удивлялся - неужели добежать до этого волшебного места было так трудно, ведь здесь так здорово и красиво... Это волонтеры готовившие финишный лагерь по идее Евгения Казакова зажгли на финишном серпантине свечи. Это была лучшая из идей воплощенных в этом пробеге. К тому же очень практичная - ведь в той кромешной темноте спуска и я, и моя спутница на велосипеде, и другие участники забега могли запросто сбиться и с маршрута, и с дороги вообще угодив в канаву, в дерево или просто упасть, что совсем было б неприятно на финальном отрезке.

          И вот по звездам этого мерцающего созвездия Кентавра мы финишировали у Андреевского пруда. Чуть дальше - у беседки уже праздновали финиш, благополучный исход 5-го Бега в Летнюю Ночь (хотя многие в это же самое время еще стремились к финишу превозмогая усталость) и награждали победителей. Толпа ликующих полночников была не столь велика, как на старте, но все равно слишком глобальна для этих мест - столько участников пробега здесь еще не финишировало прежде.



          Я не засек своего финишного времени - оно уже не представляло для меня интереса. Что-то около 3-х часов, может больше чуточку, но я не имел представления о продолжительности стоянок на брэйк-поинтах - что теперь считать? - Главное, что я на финише. Мы бросили велосипед в траву и отправились за чаем. Вокруг царило бодрое веселье. Все были живы-здоровы, а кто сильно устал, уже воспрял духом. В небе сияла удивительной красоты Луна в фазе тонкого старого серпа, а чуть ниже - яркая Венера. Бегуны интересовались - что это такое? Пришлось объяснить и даже сфотографировать. По небу медленно и величаво плыли редкие облака лишь подчеркивая красоту звездного предрассветного неба.



          Когда мы напились чая, начали финишировать участники второй группы бегунов. Они стартовали одновременно с нами, но держали темп ниже, что и дало разницу в пол часа и более.



          Поздравляли друг друга и в первую очередь Евгения, ведь этот пробег его детище, высказывали мнения и уже делились соображениями о том, как и что можно улучшить к следующему разу, а тем временем поднималась заря, вспыхнул первый солнечный луч. Как-то незаметно стали расходиться, прощались и у Беседки на Андреевском пруду нас осталось совсем немного. Получив сувенирный календарик с символикой пробега отправились вверх по серпантину и мы с моей ночной спутницей. Надо было как-то теперь вернуть велосипед в прокат, при том, что в метро с такими вещами не пускают. Попутно выяснилось, что велосипедистке днем на работу. Я посадил ее на метро, отправил высыпаться перед работой, а сам оседлав транспортное средство отправился домой - сдам как высплюсь.



          Эпилог.

          Я добрался домой за 1 час 10 минут. Я не гнал - я был первый день за рулем, последний раз катался на велике лет 14 назад. Но разучиться нельзя. Другое дело, что усталость притупляет внимание и реакцию, а без них на дороге опасно. Оказавшись дома, я через какое-то время осознал, что несмотря на значительные усталость и общее утомление я ни одним глазом не могу уснуть - не спится и все. Очевидно гормональный фон и общее возбуждение таковы, что любой крепкости кофе отдыхает до обеда как минимум. Я повалялся на диване и отправился сдавать зверя.

          Предстояло проехать 23 километра, а Солнце уже поднялось и стало жарко. Ехать по проезжей части не решился и потому медленно вилял между пешеходами, коих стало много. На Бульварном Кольце был удивлен замечанием одного уже почтенного вида и возраста прохожего - "Ты что, по дороге ехать не можешь?" - "Нет" - сил у меня уже оставалось немного, а щедрости на объяснение не осталось совсем. - "Критин!" - донеслось мне в догонку. Мне повезло - пешеход попался культурный. А ведь мог и следом кинуться, кирпичом швырнуть с досады, вынуть ножик... обошлось. Я благополучно добрался до проката на Маяковской и сдал велосипед. Глаза сквозь амбразуры век смотрели на мир равнодушно, ноги шевелились почти со скрипом. Очень болела задница от плохо отрегулированного седла, а может с непривычки. Большой рожок мороженого вернул меня к недолгой бодрости. В метро я опять уснул и лишь чудом проснулся на своей остановке.

          Топая от метро до дома я целый километр считал оставшиеся шаги. Когда их оставалось штук сто, меня тихонько окликнул седой дедуля с разложенной на скамейке шахматной доской - "Молодой человек, Вы в шахматы играете? Может сыграете со мной партию?" - "да, я, знаете... не очень умею..." - "Что? Не умеете совсем?" - "Как фигуры ходят помню, но не более". Старичок на вид был классный, ну как такому откажешь, да ведь и не пиво пить зовет.

          Я присел к нему на лавку и... - Е2-Е4... Я сходил похожим образом. Старался следить за игрой. Мы разменялись несколькими пешками, умчались в даль кони, потом дед потерял двух слонов, а я - обе ладьи. Несколько раз дед объявлял шах и грозил матом в 2 хода, но в какой-то момент вдруг обнаружилось, что оба еще живых моих слона стоят на черном поле... Такого в шахматах не бывает - где-то по середине между явью и сном я сходил неверно. Я не жухлил, я был заинтересован в быстром благополучном мате, но не имел намерения играть в поддавки - это было бы нечестно по отношению к старику - он просил о настоящей игре. Но теперь она потеряла смысл. Очевидно дед понял, что одним полушарием я уже лежу под лавкой и мой храп сотрясает и доску и фигуры - "Где-то мы с Вами ошиблись заметил он тактично - двух чернопольных слонов быть не может". Доигрывать партию не имело смысла - "Может начнем заново?" - спросил робко он. - "Вы уж меня простите, мне бы выспаться. Без этого я еще больше напутаю. Давайте в следующий раз. Я живу неподалеку. Буду еще здесь идти, при возможности обязательно с Вами сыграю партию". Мы простились поблагодарив друг друга за игру , хотя моя игра того не стоила.



          Через пол часа я уже крепко спал. Мой сон длился более 12-ти часов. Преодоленные самым разным образом километры это вполне оправдывают.

Полная фотогалерея с пробега