menu

Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец | творческий сайт и блог
Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец
творческий сайт и блог       russian | english
          Андрей Климковский - один из ведущих российских композиторов работающих в электронном музыкальном пространстве. Созданные им образы - "Музыка Небесных Сфер", "Звездное небо", "ALEALA" и "DreamOcean" стали классикой жанра получив известность как в России, так и за рубежом. Музыкант регулярно дает феерические живые концерты и сотрудничает со многими другими представителями российской электронной сцены, ведет популярное сообщество о синтезаторах и рабочих станциях, участвует в астрономических экспедициях и практикует здоровый образ жизни.
             

7 марта 2012 г.

Вечер на языческом капище

          Получается, что уже позавчера что-то так захотелось совместить что-то такое, что раньше совмещалось легко, а теперь - очень редко.

          Что же было на этот раз в одном? Было "Четыре в одном". Путешествие, пробежка, фотосессия и ... немножко размышлений на ходу... Ну, и каждого такого - примерно по 25%, что бы 100 в итоге получить.

          Когда я созрел с мыслями, весеннее Солнце уже собралось садиться и если б я поторопился, как раз к закату я бы успел на Лысую Гору - на дальнем конце Битцевского Лесопарка. Но из-за пары не совсем своевременных телефонных и деловых, как всегда, звонков мои потороптыши были сведены на нет, и когда я обо всем наговорился, и Солнце уже зашло и тучи набежали. Но это не отменило путешествия и с ранцем в руке (хотя его надо на спину вешать, а я все не привыкну) я побёг в лес.

Вечер на языческом капище


          Привычной дорогой до поляны на возвышении именуемом "Лысая Гора" было 6 километров. Но я же опаздывая торопился и решил резануть через нехоженную часть леса и два оврага. Я прекрасно представлял направление, но не очень знал, что меня на нем ждет. К счастью, ничего особенно экстремального. Выбирая тропинки ведущие примерно по моему азимуту я оказывался в необходимости бежать по все более и более узким тропкам, пока и те не пропали. В конце концов я увидел, что основная тропа ушла в совсем неприемлемом направлении, а в моем остались лишь чьи-то робкие следы ушедшие в снег вперед метра на полтора и вернувшиеся обратно петлей - глубоко, не пройти... Ему не пройти, а мне - пройти, потому, что и не такое проходил... И я разогретый тремя километрами бега ринулся в нехоженную снежную топь.

          Оказалось ровно по-колено, местами глубже и непонятно-что-там под снегом... Но перемещаться было можно. Скоро я пожалел о выходке, потому, что стало ясно - так я время не нагоню. Но и возвращаться было поздно - я ушел глубоко в овраг и вернуться было бы очень трудно по этому склону.

Вечер на языческом капище


          Мне попадались там - внизу другие тропинки, но они шли вдоль оврага, мне же надо было поперек и я продолжал поперечное движение, и даже уже не помню, как перебрался через первую речушку - наверное просто перепрыгнул где-то - она маленькая. Взобрался по крутому склону вверх и продолжил набивать снегом кроссовки, но там, кажется давно уже было все набито. Вдоль второй речки шла тропка по краешку берега и отчетливо было видно, как кто-то примерялся спуститься к воде с тем, что бы преодолеть водную преграду, но не тут-то было - 2-3 метра разбежавшись по снегу не перепрыгнешь, да и берег с той стороны не годился для штатной посадки бегуна-прыгуна... Метров сто я двигался вдоль речки и в конце концов наткнулся на поваленное через реку дерево - на стволе сантимеров 30 снега, и это при том, что сам ствол толщиной сантиметров 20. Пришлось как-то все это утаптывать и медленно перемещаться боком. Переправа удалась. По промоине от какого-то ручья я поднялся наверх и увидел, что там - на верху тоже тянулись тропинки от которых к краю оврага и к реке выходили чьи-то робкие следы, которые углублялись в снег, но не решались здесь устраивать переправу. Значит я сделал что-то такое, что другим не удалось. Это чувство стало согревать мои озябшие в набитых снегом кроссовках конечности и я вновь перешел к беговому темпу, выскочил на велосипедную дорожку и совсем скоро оказался на огромной поляне.

Вечер на языческом капище


          Поляна, известная как "Лысая гора" имеет размеры примерно километр на километр и представляет из себя заметный холм, у подножья которого течет река - какой-то безымянный приток столь же мелкой речушки - Чертановки. На вершине холма находится языческое Капище - реконструированное - типа бутафорное, но находящееся именно на своем историческом месте. По моим ощущениям и отзывам других людей "Лысая гора" является местом силы -подобных мест в московском регионе не так уж и много, а расположение капища точно соответствует эпицентру - жерлу своеобразного вулкана, если хотите, откуда выходят некие незримые энергетические потоки... С научной точки зрения об этом феномене говорить трудно и я, как человек имеющий отношение к физике вынужден признать, что для описания явления существующие термины не годятся, а всевозможные подмены понятий, когда что-то начинают называть то вибрациями, то волнами, то энергиями, только сбивают с толку и понимания не добавляют. Это тот самый случай, когда лучше один раз почувствовать, чем говорить и измерять напряжмометром.

Вечер на языческом капище


          Впрочем и за долго до того, как я узнал, что - Лысая гора, Капище, место силы, целебный родник под горой - меня постоянно и непреодолимо тянуло в это место и здесь я чувствовал себя как-то иначе. И возможно именно поэтому со временем я выстроил один из регулярных беговых маршрутов, проходящий через вершину Лысой Горы рядом-рядом с капищем и всякая пробежка мимо него была для меня праздником. Бывали случаи, когда я приводил сюда друзей и некоторые признавались (еще не зная сути дела), что место какое-то необычное. Летними вечерами здесь собирается немало местных жителей из окрестных микрорайончиков - им приходится пройти 2-3 километра что бы просто посидеть на бревнах выложенных в пределах капища, которое в последние годы пребывает в полнейшей разрухе - не всем, оказывается, передается благость места силы. И, как часто у нас водится, на всякий куличик в песочнице найдется как минимум четыре ноги жаждущие его растоптать, так и Капище это не раз отстраивалось энтузиастами на собранные ими деньги, но вскоре сжигалось религиозными ревнителями, которые вряд ли способны понять, что в мире может быть несколько взглядов на его устройство, а не единственно-верная вертикаль, будь то государственный вопрос или религиозный...

Вечер на языческом капище


          Но место это силой не скудело от проявлений варварства и лишь подчеркивало то, что и тысячу лет с крещения Руси ее истинные истоки живы и их не задушишь привезенной на автобусах толпой молодчиков с вчера купленными крестами на шее... В истории Руси немало печальных эпизодов. Крещение, ставшее катастрофой, один из таких. За тот период, а это несколько столетий, пока христианство воцарялось на Руси, Русь потеряла половину своего населения - не в войне и не в эпидемии, а в такой своеобразной перестройке и модернизации. Выжжены и казнены были лучшие - те, кто стоял за свое и не жаждал чужого. Эти события во многом определили генофонд будущих поколений, когда уже от более покладистых и сговорчивых родителей рождались еще более покладистые и сговорчивые по характеру дети, уже не способные отстаивать свои идеалы и убеждения, а сильные пали в борьбе за веру древних предков...

          Но только ли за веру?

          В понимании современного человека Вера и Религия больше осознается как нечто не столько практичное, сколько образно-моральное, а мораль у нас менялась многократно и потому мы и верой не дорожим - подумаешь, будут новые заповеди - нам и на старые было чхать... Но это - теперь.

          В эпоху языческой Руси вера в языческих богов и духов имела серьезное прикладное значение. Надо вспомнить, что Русь-матушка находится в климатической зоне рискованного земледелия. Будет урожай - не будет урожая - это был вопрос жизни или смерти. И потому общение, обращение к духам тех стихий и явлений, что в понимании наших предков были ответственны за предстоящую метеорологическую ситуацию, в той или иной степени сопутствовало успеху - договорился с ветром, дождиком и солнышком - будет что поесть. Не договорился - сиди голодным, а то и - умри!

Вечер на языческом капище


          И волхвы обращались к местным духам: что бы дождик лил тогда, когда это надо, что бы солнышко светило в меру, волки стаей обошли деревню, река при разливе не смыла бы дома... И духи, боги, сущности лесные - водяной, леший, домовой - содействовали людям, помогали, а люди старались проявлять к ним уважение...

          И вдруг эту многовековую дружбу, это налаженное сотрудничество надо было вдруг предать, отринуть, потому, что откуда-то с юга привезли нового бога...

          Современному человека в значительной степени все равно - что нового бога, что старого черта - все равно даже овощи мы покупаем в Израиле и Голландии, а яблоки - в Аргентине. С нашей-то нефтью можно воду с Луны возить - она там без хлорки пока.

Вечер на языческом капище


          Но в древней языческой Руси тогда еще не было Путина с его нефтью и газом. И вопрос выживания в сознании людей был тесно связан с культовыми обрядами и языческими богами. Отказаться от всего этого было страшно. И постыдно было бросать тех, с кем столько столетий был дружен...

          Впрочем, даже христианские священники позже признали, что искоренить полностью языческий дух Руси не удалось. Пришлось идти на многие компромиссы - часть языческих праздников календарно совместить с христианскими, оставив частично языческие элементы в их праздновании. Языческие боги и духи медленно перекочевали из реальности в сказочную среду, став там персонажами устрашающими, негативными. А когда грянула Октябрьская Революция, то в пику христианской церкви (дабы отвадить население от хождения за халявой к иконам) партработники взялись возрождать языческий этнос и кое-где были восстановлены древние капища. Беляевское Капище как раз в том числе.

          Но социалистическая эпоха и столетия не продержалась. Вернулись времена почти дореволюционные с попами, атаманами, суеверным и темным безграмотным народом. В крупных городах стали закрываться Планетарии и возрождаться церкви в их помещениях. Надо справедливости ради отметить, что и планетарии когда-то открывались в закрываемых коммунистами храмах. Долг платежом красен, как говорят. Но капища с необъяснимой злобой стали просто жечь - ни за что, просто так, потому, что православные мы...

Вечер на языческом капище


          Уничтожение идеологического врага в христианской Руси было и остается дело священным. Мы не строим с таким же вдохновением и экстазом, с каким часто крушим. И сокрушение больше тянет в нашей ментальности на победу, чем медленное и упорное созидание, а между тем всякий народ оценивается по тому, что он построил. Построили мы немного. Нет у нас пирамид и великой китайской стены, что простояла множество столетий. Нет храмов подобных греческим - ведь тоже они языческие, но греки перейдя к христианству будучи поглощенные Римской империей, свои языческие храмы не развалили, не надругались над верой предков и максимально сохранили свою культуру античной эпохи, гордятся ею по сей день. И не помешала им ни Римская Империя, ни Византия, не Османское многовековое господство, не годы фашистского правления. Лишь только неумолимое время точило колонны и портики....

          Ну, а капища - что в них вредоносного? Оказывается, сами капища - лишь надстройка над некоторыми не совсем изученными - аномальными - пунктами на поверхности планеты. Их можно снести, разрушить, но энергетическая аномалия не исчезнет по велению митрополита или президента, хоть атомную бомбу туда кидай. И слава богу, что есть еще вещи, которыми не в состоянии править те, кто возомнил себя всесильными. И каковы бы не были их мотивы, но уничтожая языческие капища христианским активистам приходится воевать ни много не мало с самой Геей - планетой Земля, которая, как и в дохристианскую эпоху, заботливо и верно кормит, поит, одевает и тех, кто любит ее и тех, кто убивает из болезненных идеологических измышлений - ведь именно те самые энергетические потоки притягивают сюда людей и тем самым вызывают ревность сторонников другой веры или философии...

          Хотя, может быть не так страшны эти энергетические заморочки, не будь они помечены хоть чем-то на поверхности... Снести эти деревяшки и - дело с концом.

Вечер на языческом капище


          Но прежде чем сносить, давайте поинтересуемся - а что, собственно, сносим на сей раз?

          Вопрос оказался довольно простым. Языческие славянские капища - не что иное, как древние обсерватории, подобные пирамидам или стоунхэнджу - со своей, естественно, архитектурой и своими ориентирами.

          В центре капища устанавливалась своеобразная "антенна" направленная в зенит - вертикальный столб диаметром с пол метра и оформлялся в виде мужского фаллоса - символа плодородия, рода и мужского начала. Неудивительно, что с началом попрания языческих идеалов на Руси, с уничтожением капищ возникла серьезная проблема и с мужским началом - мужики на Руси в значительной степени вывелись - частично были истреблены, другой частью спились, а от тех, кто ушел в монастырь, мужского толку немного. Именно эта часть Капища - фаллос - подвергается уничтожению в первую очередь. Удивительно, но это место у нас любят только на заборах рисовать и более оно нигде не приветствуется.

          Точно в северном, восточном, южном и западном направлениях вокруг фаллоса врыты в землю четыре "волка" или "дракона". Нам наверное ближе термин "волк" - он у нас как дракон в Китае. И вообще-то серый волк не был в языческую пору сугубо враждебным персонажем. Просто с ним надо было уметь договариваться. И Русичи умели общаться с животными. Но христианство это запрещает. Негоже сыну божьему с животными болтать, тем самым принижая свою божественную природу. Но - что есть, то есть, а уж чего нет, того не надуешь, хоть совсем ни с кем не разговаривай.

Вечер на языческом капище


          Северный "волк" смотрит на Полярную звезду (а точнее на северный полюс небесной сферы) - это славяне знали. Южный "волк" лежит в плоскости небесного экватора и устремлен на ту точку небесной сферы, где экватор и центральный меридиан пересекаются. Восточный и западный "волки" взирают на северный тропик над соответствующими точками горизонта.

Вечер на языческом капище


          Внутри волчьего круга то самое место, где энергетическая напряженность земного биополя (да простят мне эти вольные термины те, кто знают термины получше) максимальна и там располагается квадрат из бревен. Я не знаю точно, по похоже, что при тех или иных обрядах и таинствах сюда рассаживали тех, кто нуждался в исцелении, а так же недавно вступивших в брак и ожидающих потомство. Теперь же здесь сидят подолгу все желающие - читают книжки и уходить отсюда у них желания нет.

Вечер на языческом капище


          И внутри волчьего круга и за его пределами располагаются несколько крупных камней - килограмм по 200 весом. У капищекрушителей хватало своей энергии на "чиркнуть спичкой", но унести эти камни, разрушив тем самым непонятный им замысел, было, конечно же, не под силу. А между тем у каждого камня есть свое и опять же астрономическое значение. В основном камни отмечают азимуты восхода и захода Солнца в дни летнего и зимнего солцестояний - фактически все как в Стоунхэндже, только у нас преобладает дерево, а в Британии - камень.

          Когда капище было еще относительно целым - на переломе истории - в начале 90-х, в его архитектурно-астрономический ансамбль входило несколько арок, очень интересно организованных, но сейчас от них мало что осталось и расшифровать их назначение я не успел.           Летом капище смотрится живописнее. Зимой же оно представляло зрелище скромное и печальное, особенно своей разрушенностью. И фотографировать здесь было нечего по большому счету.

          И все же я сделал немало кадров видов и деталей утонувшего в снегу языческого сооружения, а точнее - его останков, да и всей поляны тоже. С каждой минутой становилось темнее и в какой-то момент я начал возвращаться - руки окоченели, промокшие ноги без движения тоже замерзали. И тут я увидел бегуна с собакой - он направлялся прямо ко мне. Собака была очень дружелюбна на вид, а я по своему опыту знаю - какая собака, такой и хозяин. И решился заговорить с бегуном. Он оказался склонным к общению и был не против, что бы я с фотоаппаратом составил ему компанию. И два километра мы замечательно бежали совмещая пробежку с разговором о марафонском беге и о том, как правильно тренироваться. Я не стал долго надоедать бегуну его собаке и уже в Чертаново отстал, сославшись, что хочу еще немного пофотографировать, чем и занялся, но стало совсем сумеречно и изображение без штатива смазывалось. Удались лишь несколько снимков.

Вечер на языческом капище


          В заключении предлагаю Вам посмотреть все, что успел заснять зимне-весенним вечером на поляне у капища и просто в лесу.


Фотографии в альбоме «20120305_1» Андрея Климковского на Яндекс.Фотках