menu

Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец | творческий сайт и блог
Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец
творческий сайт и блог       russian | english
          Андрей Климковский - один из ведущих российских композиторов работающих в электронном музыкальном пространстве. Созданные им образы - "Музыка Небесных Сфер", "Звездное небо", "ALEALA" и "DreamOcean" стали классикой жанра получив известность как в России, так и за рубежом. Музыкант регулярно дает феерические живые концерты и сотрудничает со многими другими представителями российской электронной сцены, ведет популярное сообщество о синтезаторах и рабочих станциях, участвует в астрономических экспедициях и практикует здоровый образ жизни.
             

9 февраля 2010 г.

Доктор, я умру?

          - А как же?! Все умрут. Рано или поздно.

          Вот так обычно отвечает любой доктор, хотя, не секрет, что именно он призван, не меньше как Богом призван, сделать нашу жизнь дольше, но главное - безболезненней.

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          Вскользь затрону и тут же оставлю в стороне то обстоятельство, что большинству современных докторов здоровые люди совершенно неинтересны и не выгодны. Им существенно полезней, что бы мы все время болели, болели, приходили на прием и платили, платили. Именно поэтому современные методы лечения, хотя и опираются на высокие нано-технологии, но лечат с трудом, не всех и не на долго.

          Но самое интересное другое. Что в последние десятилетия вывелась и размножилась особая порода лекарей, которые пытаются и весьма успешно, лечить совершенно здоровых людей.

          Весь вопрос только в том - от чего?

          Да, ни от чего!

          Но если посмотреть внимательно, то можно найти то самое, от чего лечить физически здоровых людей иногда стоит. Не уверен, что именно такими странными методами, но в конечном счете и они иногда помогают.

          Главная болезнь, которая поражает человечество на протяжении всей его истории, называется тупизна невежество. Платон утверждал, что именно невежество и есть - зло. Не черт с рогами, не Змей-Горыныч и даже не Старуха-Процентщица, а наша родная неосведомленность о нашем же мире хотя бы в рамках средней общеобразовательной школы в совокупности с наивной простотой и доверчивостью.

          В школьные годы мы учили физику, химию, математику, алгебру с геометрией, начала анализа, биологию, анатомию и физиологию... некоторые даже застали астрономию. Получали пятерки, контрольные решали.

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          Кто-нибудь сейчас что-нибудь помнит? Ответьте честно! Нет, не мне - себе ответьте.

          Вот так - все было нацелено выучить, сдать, получить красивый аттестат и благополучно все забыть.

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          Именно поэтому - потому, что в черепной коробке среднестатистического жителя как нашей страны, так и планеты всей, к 30 годам (а это тот возраст, когда мы наконец выходим на жизненную плоскость - у нас уже чуть подросшие дети, первый шок от детского визга прошел, как-то разрешился вопрос "где жить?" и даже начали появляться более-менее свободные деньги)... да, о чем это я? - о черепной коробке - в ней не остается и половины того, что нам бесплатно давали в школе относительно того, как устроен этот мир.

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          Да, соглашусь с тем, что многое нам давали зря. Совершенно ни к чему было возводить до вершины божественной пирамиды бытия Карла Маркса, с его другом Фридрихом. Незачем было конспектировать и так весьма краткий и конспективный "Манифест Коммунистической Партии". Но предметы, которые тренировали не память, а способность мыслить, логически рассуждать и решать задачи - они преподавались у нас не плохо и не зря.

          Но от них-то и осталось меньше всего.

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          И наверное поэтому, в эпоху, когда наша страна покатилась под откос перестройки, когда на экранах телевизоров в качестве отвлекающего маневра появились и Алан Чумак ("приготовьте мази, крэмы"), и Анатолий Кашпировский ("даю устаноуку!"), в большинстве своем мы поддержали все это. А вместе с этим игру "Акция", многочисленные финансовые пирамиды (хотя даже честный троечник по математике должен был понять, что деньги и другие материальные блага из воздуха не берутся и надо работать, а не играть или ждать проценты), до сих пор кто-то мечтает о том, что как-то куда-то что-то выгодно вложить, да так, что б совсем не работать и хорошо жить. Хотя и совсем маленькому ребенку понятно, что если все так возьмут, да как вложат, то кто будет варить им манную кашу? Да откуда она вообще возьмется? Кушать останется только разве что те самые проценты, да дивиденты в исключительно виртуальном виде.

          Но мы продолжаем верить в фантазии.

          Вот одна такая фантазия меня преследует с тех самых времен, когда я только начал сочинять свою музыку. Я - человек широких взглядов. Я не имею привычки априори, не разобравшись в сути что-то отрицать. Я многим интересуюсь. Многое допускаю. Но есть вещи которые обнажают свою беспочвенность. и тут уж никуда не деться. Надо просто не закрывать на это глаза.

          Итак.

          Музыка.

          Она возникла давно. В эпоху, когда наши далекие предки грелись у очага - загоревшегося от молнии дерева - и глухо-утробно выли на далекую Луну, Она уже была. Это гудение-мычание-вой - было первой нашей музыкой. Была музыка не наша - пение птиц, журчание ручья, раскаты грома, шум прибоя. Заказать музыку, как в ресторане Мурку, в природе было нельзя. Не кланялись истинные музыканты волосатой лапе человекообразной обезьяны. И приходилось ей мычать и вскрикивать самой, если требовала ее душа ту или иную музыку по тому или иному случаю.

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          Так родились первые ритуальные песни. Голодно, кушать хочется - одна песня. Полное брюхо - песня уже другая. Прогнали наших чуждые бандерлоги из банановой рощи - песня грустная. Отбили рощу у врагов с остатками бананов - песня веселее.

          Возможно, нам сейчас такие песни не пришлись бы по вкусу - то ли дело Алена Апина! Но эти песни были искренними и пелись в нужное время и в соответственном настрое души. И душе помогали. Ведь и у обезьяны была душа (у некоторых до сих пор осталась).

          Что же теперь.

          Сами мы петь теперь стесняемся. Нам для этого нужна некоторая храбрящая жидкость. А приняв ее нам уже часто без разницы - что петь и как петь, да и всегда проще включить магнитофон. И мы всякий раз его включаем, а вместе с ним телевизор, радиоприемник, сотовый телефон и пылесос - пусть поют вместе. А вместе, как известно веселее.

          При этом мы уже давно не в курсе, как вообще устроена эта музыка. Откуда берется, что из себя представляет. Главное, что она строить и жить помогала. Теперь помогает крушить, но ведь - помогает же!

          И вот это "помогает же!" кому-то вдруг в определенный момент очень и очень приглянулось.

          Для чего?

          А хотя бы для того, что - "А вдруг она от всего помогает?"

          Включишь так случайно нужную симфонию и вчерашнего похмелья как не бывало. А другую включишь - и понос прошел. А под определенную сюиту роды проходят совершенно безболезненно и там, где без музыки рождался всего один малыш, с музыкой появлялась на свет двойня!

          Осталось только что? - Правильно - выгодно продать это "Ноу Хау". Причем, совершенно не важно, как оно "Хау" и "Хау" ли вообще. Главное, что "Ноу". Потому, что "Ноу", но "Хау" не скажу - коммерческая тайна!

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          И действительно - тайна. Ведь никогда на свете от музыки не случалась двойня. Тут дело в чем-то другом. И это другое скоро было найдено. Его назвали знакомым, но непонятным со школьных лет словом "Частоты". В школе все проходили это. Отвечали на уроках про это, экзамены сдавали, но что такое Это - что такое частоты, высокие частоты, низкие частоты, какие они на ощупь или хотя бы на слух - никто, почти никто так и не понял.

          А раз понятие это всем известное, но крайне для всех туманное, то на него можно все свалить.

          И свалили.

          "В нашей целительной музыке присутствуют специально разработанные в нашем институте имени Чумака-Кашпировского специальные частоты которые..." и дальше можно было читать нехилый список болезней, от которых частоты очищают наш замученный невежеством организм.

          Безусловно, большая часть болезней в списке была психологического характера. От таких болезней лечат добрым словом и дружеской поддержкой, сменой обстановки, посещением выставки хороших картин, походом в театр и... да, конечно же мелодичной красивой музыкой. Причем здесь частоты вообще?!

          Но мы же не можем себе этого позволить - нам просто некогда, у нас там лопнул банк, тут протухла банка с крэмом заряженная Чумаком, а в дверь стучат Свидетели Иеговы обещая гиену огненную всякому, кто не откроет дверь. Когда нам просто так ходить по театрам, смотреть картины, просто слушать музыку?! Нам надо искать радикальные меры и если уж брать таблетку, то таблетку от всего и побольше.

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          Вот именно это - ошеломляющий и всесторонний эффект - обещают нам частоты. А еще эти частоты (как забавно) настолько непростые, что переписать эту кассету (катушку, компакт-диск) вы сами не сможете. Музыка-то перепишется, а частоты - нет. С другом не поделиться. Пиратству - бой!

          Вопрос воздействия музыки на человека меня всегда очень интересовал. В свое время я очень мечтал (да и сейчас не отчаялся) написать такую музыку, которая меняла человека, делала его добрее, чище, чувствительнее и сильнее духом. Что бы услышав ее однажды уже не было дороги к себе старому, но открывался, рождался я-новый, свежий, чистый, светящийся. Я искал такие созвучия, такие звуки, ритмы, разжигал в себе те или иные чувства, ощущения в процессе создания мелодий - то падал в пропасть вселенской грусти, то взмывал распрямляющейся пружиной к звездам, оставлял внизу свое отчаяние и видел впереди ослепительный фиолетовый огонь счастья...

Доктор, я умру? | Андрей Климковский


          Возвращался на землю и слушал - что же получилось. Отголосок был слабым. Мне не хватало знаний в теории музыки, опыта, техники игры и аранжировки. Не было оборудования для создания нужных звуков - получались грубые, зудящие, а хотелось глубоких, нежных сильных. Но я не искал помощи у частот, которые сделают все за меня и какую музыку не включи, главное что бы была частота антигеморройная. И дело в... шляпе.

          Достиг я чего-то в своих поисках или нет, судить не мне. Тем не менее я время от времени получаю вопросы о целебных свойствах моей музыки. И мне трудно что-либо ответить, потому, что у меня самого тот же вопрос - помогает ли она? Сознаюсь - мне иногда помогает. Когда в жизни бывает туго и почти безнадежно, я не нахожу лучше средства. И именно в эти минуты я все больше осознаю, что не я, не совсем и не только я ее автор. И именно эти мысли, эти догадки не дают мне права что-то чужеродное и техногенное в нее подмешивать - частоты там какие-то, ультразвук, инфразвук... еще что-то к музыке не относящееся.

          Мелодия, вот что в ней является источником и причиной того, что ее приятно слушать. И возможно, мои переживания, которые вложил в работу - то, о чем мечтал, о чем думал. Здесь нет коммерческой тайны - все на ладони и можно копировать сколько хочешь - все останется. В самой плохой перезаписи мелодия в полной мере будет содержать в себе все свое содержание. Но поможет ли она Вам - это уже от Вас зависит. Сможете взять это у мелодии, будет Вашим и будет в Вас жить. И у мелодии не убавится. После Вас смогут взять и другие. А не осмелитесь, эффекта не будет. Это - ваша работа над собой. Не моя.

          И не от всех болезней это. Иногда больше помогает тишина и трезвое обдумывание происходящего. А иногда и банальный добрый доктор со своим стетоскопом ("дышите, не дышите") и скальпелем ("да не кричите Вы, как-будто Вас режут").

          Вот, собственно, мой ответ на все вопросы о том, каково влияние моей музыки на здоровье, какие частоты я использую и как ко всему этому отношусь.

          Вот так и отношусь.

          PS:

          "Вообще-то я не инженер-акустик с подводной лодки, который анализирует частоты и использует их для обнаружения другой - вражеской - подводной лодки. Но я работал в Московском Центре Музыкальной Терапии в 1993-м году. Недолго. (О Боги! где я только не работал!) Могу с уверенностью сказать, что все эти разговоры о частотах придуманы лишь для того, что бы ввести клиента в заблуждение - наша музыка содержит волшебные-лечебные частоты, которые при перезаписи не перезаписываются - Чушь собачья! Все копировалось на обычных кассетных деках "Яуза 220" и иногда даже с насадкой на вал для увеличения скорости копирования - что бы быстрее нашлепать волшебно-лечебных кассет.

          Я музыкант. В первую очередь пишу мелодии. Оперирую не частотами, а нотами. Именно красивая мелодия, красивый тембр, их соответствие друг другу и увлекающий за собой ритмический рисунок - вот это действует на эмоциональную сферу слушателя и улучшает его настроение. А в хорошем настроении всегда и самочувствие лучше. И болезни отступают, если не запущены в конец.

          Верьте в себя, в свои силы. Слушайте хорошую музыку. И не верьте в непонятные Вам маркетинговые выдумки созданные, что бы облегчить Вашу карму, но больше кошелек."


Доктор, я умру? | Андрей Климковский