menu

Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец | творческий сайт и блог
Андрей Климковский - композитор, астроном, бегун-марафонец
творческий сайт и блог       russian | english
          Андрей Климковский - один из ведущих российских композиторов работающих в электронном музыкальном пространстве. Созданные им образы - "Музыка Небесных Сфер", "Звездное небо", "ALEALA" и "DreamOcean" стали классикой жанра получив известность как в России, так и за рубежом. Музыкант регулярно дает феерические живые концерты и сотрудничает со многими другими представителями российской электронной сцены, ведет популярное сообщество о синтезаторах и рабочих станциях, участвует в астрономических экспедициях и практикует здоровый образ жизни.
             

29 января 2010 г.

Крым 2010 | Первый день 04 января 2010 - вечер

Продолжая предыдущее повествование сообщу, что замерз вместе с батарейками и я. Благо я был в это время в окраине заброшенного сада и совсем рядом с гостиницей. Там я и отогревался несколько минут, поменял батарейки, правда на такие же - уже бывшие употреблении. Я привез их вместе с фотоаппаратом и перед съемкой заменил, но не выкинул, а спрятал во внутренний карман, и там в тепле они набирались сил. К этому моменту набрались и позволили мне еще немного поснимать.



Я протянул еще несколько минут, ознакомился с темами вечерних докладов, решил, что послушать их очень желательно, а когда вышел из гостиницы, вокруг стояла глубокая и вязкая синь. Темнеет здесь на вершине просто мгновенно. Туман немного отступил, но все еще скрывал дальний план. Относительно близкие башни и деревья были видны хорошо, но вновь очень необычно и я решил переснять что-то из того, что только что снимал, теперь уже совсем в другом освещении.

Фотоаппарат, разумеется, делал все по своему и баланс синего белого выставлял на автопилоте так, как ему самому больше нравилось. Поэтому лишь несколько кадров как-то передают синеву туманного вечера на краю мира.

От одной из дальних башен тянулась змейка небольшой очереди, медленно втягивающейся в дверь. Это была традиционная экскурсия по звездным телескопам КрАО. Я на такой уже был позапрошлым летом. Зимой пересматривать то же самое было не интересно. Но можно было поторопиться и запечатлеть участников Астрослета перед башней. Пока я торопился к башне, от всей змейки осталось две фигурки явно не спешивших участвовать в экскурсии. Подойдя ближе я распознал в отставших от стаи организатора слета Михаила Ковзикова с супругой Викторией. Они, как и я, все это уже видели в лучших условиях и тоже были с фотоаппаратом, занимались примерно тем же - снимали синие сумерки. Что бы как-то развеять однообразие я начал снимать Михаила и Викторию. В этот момент батарейки опять начали бастовать и это в значительной степени сбило съемку. Я сделал еще несколько кадров и поспешил обратно в жилище, что бы согреться чаем и успеть к началу докладов. К тому же темнота наступала и со съемками на сегодня было окончено. Оставалась в планах еще музыка, но это - после полуночи, если не разойдутся тучи и ветер не сорвет с вершины туман.

Доклады были долгими, обстоятельными, Они перепрыгнули через ужин и, действительно, завершились только в глубине ночной. Я вряд ли смогу передать их содержание - мой блог этого не вынесет, сообщу лишь что касались они по большей части того, как современное программное обеспечение позволяет любителям астрономии совершать весьма научно-значимые открытия, в основном в области обнаружения новых переменных звезд и малых тел Солнечной Системы - комет и астероидов. Мне было это очень интересно, потому, что когда-то давно именно этим я пытался заниматься. Кто знает, может быть займусь опять при дружеской помощи этих умных программ.

Пообедав ровно в полночь, я все же засел за музыку. Морской рассвет был в крайне сыром виде, а до концерта оставался всего один свободный день. Конечно я опять просидел за инструментом до утра и вместе с первыми признаками робких утренних сумерек в окне финского домика я завалился в холоднющую кровать - кажется, к температурам ниже нуля местная котельная была совсем не готова и батареи лишь притворялись батареями - мой синтезатор был значительно теплее.

Это была самая холодная ночь в Научном и все время, пока я пытался спать, мои зубы танцевали румбу, от этого я и проснулся в конце концов. Поклялся, что следующую ночь, что б там не случилось, буду спать одетым.